Страна производитель горение: Компания Gorenje, производитель и бренд

Содержание

О компании

Gorenje d.d. (произносится Горенье по-словенски) — словенская машиностроительная компания, известный производитель бытовой техники. Штаб-квартира находится в Веленье.

История берет свое начало  с 1950 г., когда мелкая мастерская по производству сельскохозяйственного оборудования в деревне Горенье была переименована в Окружное предприятие по металлопереработке. В этой небольшой фирме работало десять человек. В 1958 г. был открыт новый завод по производству плит и печей на твердом топливе. С модернизацией технологии производства новым этапом стал выпуск стиральных машин, а к 1978 г. выпуск компрессионных холодильников. На этом руководство не остановилось. Началось создание линейки малой бытовой техники. Для этого даже была запущена специальная программа ДОМ. А ещё в 1970-ые годы на одном из заводов стали собирать кухонную мебель. 

Международная интеграция стартовала в 1972 году, когда был открыт офис в Мюнхене. Но последующие годы компания всё же старалась жить за счет собственного рынка.

Всё изменилось с распадом Югославии в 1991 году. К счастью, руководству удалось выйти на многочисленные зарубежные рынки. Сейчас бренд Gorenje присутствует в Германии, Польше, России, Испании и многих других странах.

В 2006 году открытие завода по производству электрических водонагревателей Gorenje в г. Стара Пазова, Сербия. Львиную долю своей продукции Gorenje реализует на территории Европейского Союза, однако, благодаря постоянному совершенствованию схем экспортных продаж, в последнее время значительно выросли продажи в восточной и юго-восточной Европе. Благодаря постоянному одновременному развитии производства, коммерческой и сервисной сетей и непрерывной работе над новыми разработками, группа компаний Gorenje прочно заняла свою позицию среди крупнейших Словенских промышленных корпораций и стала одним из передовых производителей бытовой техники в Европе. Gorenje знают и уважают на рынках бытовой и водонагревательной техники  более чем 60 стран на всех континентах. Но главная цель — европейские рынки.

 Gorenje — первая словенская компания, официально сертифицированная в соответствии с Европейской Схемой экологического менеджмента и аудирования (EMAS).




Gorenje — Википедия

Gorenje d.d. (по-русски произносится Горе́нье, название происходит от деревни Горенье, где была основана компания) — словенская машиностроительная компания, известный производитель бытовой техники. Штаб-квартира находится в Веленье.

Фирма начинала с выпуска сельскохозяйственного оборудования. Входит в десятку крупнейших производителей бытовой техники в Европе с производством 1,65 млн единиц крупной бытовой техники ежегодно.

[1] Примерно 95 % всей техники, производимой на заводах Gorenje, идёт на экспорт.

  • 1950 год — основание компании.
  • 1958 год — произведена первая партия плит на твёрдом топливе.
  • 1961 год — первые экспортные поставки (в Германию).
  • 1968 год — начало экспериментального производства современных холодильников с компрессорами.
  • 1971 год — начало производства кухонной мебели.
  • 1970—1980 годы — слияние с другими фирмами.
  • 1980-е годы — приход Gorenje на американский рынок.
  • 1990-е годы — открытие филиалов в Восточной Европе.
  • 1997 год — компания становится акционерным обществом.
  • 2005 год — покупка фирмы Mora Moravia (Чехия).
  • 2006 год — начало производства холодильника с морозильной камерой, украшенной элементами CRYSTALLIZEDTM -Swarovski Elements.
  • 2009 год — Gorenje участвует в миланской неделе дизайна с комфортной мини плитой “миссис Дэллоуэй”.
  • 2010 год — покупка фирмы ASKO (Швеция).
  • 2013 год — Горенье продал 13% акций своей фирмы японской компании Panasoniс (около €10 млн).[2]

Gorenje является обладателем многочисленных наград за дизайн, удобство использования и внимание к окружающей среде. Среди наград – премия Red Dot Design Award за лучший дизайн 2005, Plus X Design Award 2006 и ICSID Design Award 2006.

Gorenje является генеральным спонсором Словенских лыжных команд, гандбольного клуба Gorenje, Кубка французской футбольной лиги. В 2015 году компания заключила партнерское соглашение с ФК «Спартак».[3]

Gorenje — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Компании, основанные в 1950 году

Gorenje d.d. (по-русски произносится Горе́нье, название происходит от деревни Горенье, где была основана компания) — словенская машиностроительная компания, известный производитель бытовой техники. Штаб-квартира находится в Веленье.

Фирма начинала с выпуска сельскохозяйственного оборудования. Входит в десятку крупнейших производителей бытовой техники в Европе с производством 1,65 млн единиц крупной бытовой техники ежегодно.[1] Примерно 95 % всей техники, производимой на заводах Gorenje, идёт на экспорт.

Хронология

  • 1950 год — основание компании.
  • 1958 год — произведена первая партия плит на твёрдом топливе.
  • 1961 год — первые экспортные поставки (в Германию).
  • 1968 год — начало экспериментального производства современных холодильников с компрессорами.
  • 1971 год — начало производства кухонной мебели.
  • 1970—1980 годы — слияние с другими фирмами.
  • 1980-е годы — приход Gorenje на американский рынок.
  • 1990-е годы — открытие филиалов в Восточной Европе.
  • 1997 год — компания становится акционерным обществом.
  • 2005 год — покупка фирмы Mora Moravia (Чехия).
  • 2006 год — начало производства холодильника с морозильной камерой, украшенной элементами CRYSTALLIZEDTM -Swarovski Elements.
  • 2009 год — Gorenje участвует в миланской неделе дизайна с комфортной мини плитой “миссис Дэллоуэй”.
  • 2010 год — покупка фирмы ASKO (Швеция).
  • 2013 год — Горенье продал 13% акций своей фирмы японской компании Panasoniс (около €10 млн). [2]

Награды

Gorenje является обладателем многочисленных наград за дизайн, удобство использования и внимание к окружающей среде. Среди наград – премия Red Dot Design Award за лучший дизайн 2005, Plus X Design Award 2006 и ICSID Design Award 2006.

Спонсорство

Gorenje является генеральным спонсором Словенских лыжных команд, гандбольного клуба Gorenje, Кубка французской футбольной лиги. В 2015 году компания заключила партнерское соглашение с ФК «Спартак».[3]

Напишите отзыв о статье “Gorenje”

Примечания

  1. [www.slovenia.si/economy/made_in_slovenija/2007100910591353/ Gorenje – Intelligent Appliances]. Slovenia.si. Republic of Slovenia. Проверено 12 августа 2009.
  2. Marja Novak. [www.reuters.com/article/2013/07/05/us-panasonic-gorenje-idUSBRE9640E320130705 Panasonic to buy stake in Slovenia’s Gorenje], Reuters (5 July 2013).
  3. [www.spartak. com/main/news/75399/ Gorenje — новый партнер «Спартака»].

Ссылки

  • [www.gorenje.com/ Официальный сайт Gorenje Global]
  • [www.gorenje.ru/ Официальный сайт Gorenje Россия]
  • [www.bafus.ru/gorenje// Представленная на IFA линейка техники Gorenje]
  • [www.gazeta.ru/business/news/2015/09/08/n_7570109.shtml// Начало производства техники Gorenje в России]

Отрывок, характеризующий Gorenje

– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.
– А я помню: мне сказали, что ты под капустою родилась, – сказала Наташа, – и помню, что я тогда не смела не поверить, но знала, что это не правда, и так мне неловко было.
Во время этого разговора из задней двери диванной высунулась голова горничной. – Барышня, петуха принесли, – шопотом сказала девушка.
– Не надо, Поля, вели отнести, – сказала Наташа.
В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.

Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.

– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!

Проблемы с электроснабжением Китая обнажают стратегическую слабость

ПЕКИН — Хлебопекарная компания не может получить всю необходимую мощность для своих пекарен. Поставщик химикатов для некоторых из крупнейших мировых производителей красок объявил о сокращении производства. Портовый город четыре раза за день менял правила нормирования электроэнергии для производителей.

Нехватка электроэнергии в Китае распространяется на фабрики и отрасли промышленности, проверяя статус страны как мировой столицы надежного производства.Дефицит побудил власти объявить в среду о национальной спешке по добыче и сжиганию большего количества угля, несмотря на их предыдущие обещания ограничить выбросы, вызывающие изменение климата.

Шахтам, которые были закрыты без разрешения, было приказано снова открыться. Угольные шахты и угольные электростанции, которые были закрыты на ремонт, также должны быть вновь открыты. Разрабатываются налоговые льготы для угольных электростанций. Регуляторы приказали китайским банкам предоставить большое количество кредитов угольному сектору.Местные органы власти были предупреждены, чтобы они были более осторожными в отношении ограничений на использование энергии, которые были введены частично в связи с опасениями по поводу изменения климата.

«Мы приложим все усилия для увеличения добычи и поставок угля», — заявил Чжао Чэньсинь, генеральный секретарь Национальной комиссии по развитию и реформам, главного агентства экономического планирования Китая, на брифинге в среду в Пекине.

В зависимости от того, сколько угля можно будет добыть и сжечь в ближайшее время, нехватка электроэнергии в Китае может поставить под вопрос, сможет ли Пекин обеспечить в ближайшие месяцы сильный экономический рост, на который рассчитывает народ Китая.

Нехватка электроэнергии также обнажила одну из стратегических слабостей Китая: это ненасытный и все более голодный пожиратель энергии. Китай также стал крупнейшим в мире источником выбросов парниковых газов с большим отрывом, в основном благодаря его и без того сильной зависимости от угля.

Экономика № 2 в мире опирается на энергоемкие отрасли, такие как сталелитейная, цементная и химическая, для обеспечения роста. Хотя многие из его новых заводов более эффективны, чем их аналоги в Соединенных Штатах, годы государственного контроля над ценами на электроэнергию заставили другие отрасли и большинство домовладельцев отложить улучшения.

С наступлением зимнего отопительного сезона, который потребует от Китая выкапывания и сжигания еще большего количества угля, Пекин должен решить, разрешить ли заводам продолжать работать на полную мощность, производя промышленные материалы для глобальных цепочек поставок.

«Им приходится чем-то жертвовать, чтобы обеспечить домохозяйства теплом и электричеством», — сказал Чен Лун, соучредитель и партнер Plenum, пекинской исследовательской фирмы, занимающейся экономическими и политическими исследованиями. «Им приходится сокращать энергоемкие производства.”

Нормирование электроэнергии, похоже, несколько ослабло с конца прошлого месяца, когда массовые отключения электричества застали фабрики врасплох. Но зимний отопительный сезон официально начинается в пятницу на северо-востоке страны и продолжается в северно-центральном Китае в следующем месяце.

Китай стоит перед трудным выбором. Он сжигает больше угля, чем весь остальной мир вместе взятый, и является вторым потребителем нефти после США.

Китай быстро расширяет использование природного газа, а также солнечных панелей, ветряных турбин и гидроэлектростанций.Тем не менее, Китаю по-прежнему не хватает энергии для удовлетворения спроса. Даже переход на зеленую энергию может потребовать значительных затрат энергии — из-за нехватки электроэнергии в стране увеличились затраты на производство солнечных батарей.

Устойчивый дефицит поставок может вынудить Китай перестроить свою экономику так же, как высокие цены на нефть 1970-х годов заставили страны Северной Америки и Европы измениться. Эти страны разработали более эффективные автомобили, перешли на другие виды топлива, нашли множество новых поставщиков и перенесли производство за границу, большую часть производства в Китай.Но процесс был долгим, болезненным и дорогостоящим.

На данный момент Китай увеличивает потребление угля менее чем за месяц до того, как мировые лидеры соберутся в Глазго, чтобы обсудить противодействие изменению климата.

Члены правления Торговой палаты Европейского союза в Китае заявили в среду, что дефицит электроэнергии на этой неделе усугубился в некоторых городах и уменьшился в других. Они предсказывали, что проблемы с электричеством продлятся до марта.

До тех пор, пока не будет подключено достаточное количество энергии, китайские заводы рискуют неожиданно и дестабилизирующими остановками.Заводы в Китае потребляют в два раза больше электроэнергии, чем остальная экономика страны. Китайским заводам, как правило, требуется на 10–30% больше энергии, чем их аналогам на Западе, сказал Ма Цзюнь, директор Института общественных и экологических дел пекинской исследовательской и правозащитной группы.

Китай добился большего прогресса в области энергоэффективности за последние два десятилетия, чем любая другая страна, сказал Брайан Мазеруэй, глава отдела энергоэффективности Международного энергетического агентства в Париже.Но поскольку Китай начал столетие с неэффективным промышленным сектором, он до сих пор не догнал Запад, сказал он.

Г-н Чжао сказал, что даже с учетом стремления в среду увеличить добычу угля, Китай продолжит усилия по повышению энергоэффективности. Он отметил, что в этом году Соединенные Штаты также сжигают больше угля, поскольку американская экономика начала восстанавливаться после пандемии.

Влияние нехватки электроэнергии было неоднозначным.Заводы по сборке автомобилей на северо-востоке Китая получили разрешение продолжать работу, но шинные заводы почти остановились. Компания Wuxi Honghui New Materials Technology, производящая химикаты для мировых производителей красок, сообщила, что отключение электроэнергии нанесло ущерб производству.

Другие проблемы с раскрытием информации включают Toly Bread с ее национальной сетью пекарен и Fujian Haiyuan Composites Technology, производителем аккумуляторных батарей для быстрорастущей китайской индустрии электромобилей.

Фред Джейкобс, 57-летний продавец программного обеспечения из Сиэтла, в конце лета заказал в Китае два высокопроизводительных твердотельных накопителя, но неделю назад ему предложили возмещение, поскольку отсутствие электричества приведет к задержкам производства. .

«Я был ошеломлен, потому что слышал о проблемах с доставкой в ​​Китай, но не о проблемах с электричеством или инфраструктурой у китайских поставщиков», — сказал он. «Теперь риск намного выше, и я буду покупать у американских поставщиков, даже если мне придется платить больше.”

Перебои в подаче электроэнергии привели к человеческим жертвам, которые могут ухудшиться, если в домах отключат электричество зимой. По меньшей мере 23 рабочих были госпитализированы на северо-востоке Китая в конце прошлого месяца с отравлением угарным газом, когда на крупном химическом заводе отключилось электричество.

Правительство предпринимает шаги по повышению эффективности, например, разрешает коммунальным предприятиям поднимать цены для промышленных и коммерческих пользователей на 20 процентов, чтобы они могли покупать больше угля.

Китай практически прекратил новые инвестиции в уголь в 2016 году из-за опасений по поводу устойчивости отрасли.Чиновники по борьбе с коррупцией начали расследование в отношении некоторых важных угольных месторождений в регионе Внутренняя Монголия, что еще больше препятствует инвестициям.

В конце лета многие шахты были закрыты на проверку безопасности. Наводнение этой осенью в провинции Шаньси, крупнейшем центре добычи угля в Китае, вынудило закрыть по меньшей мере десятую часть шахт провинции.

В связи с ростом спроса после пандемии цены подскочили. Электростанции теряли деньги с каждой тонной сожженного угля, поэтому они работали примерно на три пятых своей мощности.

Китайские чиновники надеются заменить большую часть угольной энергии солнечной энергией. Но процессы производства солнечных батарей в Китае требуют огромного количества электроэнергии, в основном из угля.

Цена на поликремний, основной материал для солнечных панелей, в последнее время выросла более чем в три раза, причем большая часть роста произошла за последние пару недель, сказал Оушен Юань, президент Grape Solar, дистрибьютора солнечных панелей в Юджине, штат Орегон.

В Китае с начала этого года стоимость строительства крупных ферм с солнечными панелями подскочила примерно на 25 процентов.

«Такого уровня мы не видели уже много лет», — сказал Франк Хаугвитц, китайский консультант по производству солнечных панелей.

Китай также стремится повысить эффективность производства стали. Его сталелитейные заводы ежегодно потребляют больше электроэнергии, чем все дома в стране, и на их долю приходится около шестой части выбросов парниковых газов в Китае.

Китайские сталелитейные компании по-прежнему полагаются на угольные доменные печи, которые плавят в основном железную руду для производства стали. Запад в основном переключился на производство стали в эффективных электродуговых печах, которые плавят смесь металлолома и железной руды.Китай пытается улучшить сбор металлолома из снесенных зданий, но переход на электродуговые печи будет постепенным, сказал Себастьян Льюис, китайский консультант по энергетике и сырьевым товарам.

На данный момент заботы Китая сосредоточены на зиме. Во время сильного похолодания в декабре прошлого года в некоторых городах закончился уголь, и они свернули работу заводов, отключили уличные фонари и лифты, а также ограничили отопление офисов. Проблемы появились даже несмотря на то, что электростанции начали зиму с запасами угля на несколько недель.

В этом году, по данным CQCoal, китайской компании, занимающейся сбором данных об угле, в этом году в крупнейших провинциях Китая запасов нефти хватит всего на 9–14 дней.

«Запасы низки, намного ниже, чем должны быть», — сказал Филип Эндрюс-Спид, специалист по китайской энергетике из Национального университета Сингапура. «И они паникуют по поводу зимы».

Ли Ю и Клэр Фу внесли свой вклад в исследование.

Глобальные данные о выбросах парниковых газов

На этой странице:


Глобальные выбросы по газам

В глобальном масштабе основными парниковыми газами, выделяемыми в результате деятельности человека, являются:

  • Двуокись углерода (CO 2 ) : Использование ископаемого топлива является основным источником CO 2 .CO 2 также может выделяться в результате прямого антропогенного воздействия на лесное хозяйство и другое землепользование, например, в результате вырубки лесов, расчистки земель для сельского хозяйства и деградации почв. Точно так же земля может также удалять CO 2 из атмосферы посредством лесовосстановления, улучшения почв и других мероприятий.
  • Метан (CH 4 ) : Сельскохозяйственная деятельность, управление отходами, использование энергии и сжигание биомассы – все это способствует выбросам CH 4 .
  • Закись азота (N 2 O) : Сельскохозяйственная деятельность, такая как использование удобрений, является основным источником выбросов N 2 O. При сжигании ископаемого топлива также образуется N 2 O.
  • Фторированные газы (F-газы) : Промышленные процессы, охлаждение и использование различных потребительских товаров способствуют выбросам фторсодержащих газов, которые включают гидрофторуглероды (ГФУ), перфторуглероды (ПФУ) и гексафторид серы (SF 6 ).

Черный углерод представляет собой твердую частицу или аэрозоль, а не газ, но он также способствует нагреванию атмосферы. Узнайте больше о черном углероде и изменении климата на нашей странице «Причины изменения климата».

Глобальные выбросы по секторам экономики

Глобальные выбросы парниковых газов также могут быть разбиты по экономической деятельности, которая приводит к их производству. [1]

  • Производство электроэнергии и тепла (25% глобальных выбросов парниковых газов в 2010 г. ): Сжигание угля, природного газа и нефти для производства электроэнергии и тепла является крупнейшим источником глобальных выбросов парниковых газов.
  • Промышленность (21% глобальных выбросов парниковых газов в 2010 г.): Выбросы парниковых газов в промышленности в основном связаны со сжиганием ископаемого топлива на объектах для производства энергии. Этот сектор также включает выбросы от химических, металлургических процессов и процессов переработки полезных ископаемых, не связанных с потреблением энергии, и выбросы от деятельности по обращению с отходами. (Примечание: выбросы от промышленного использования электроэнергии исключены и вместо этого включены в сектор производства электроэнергии и тепла.)
  • Сельское хозяйство, лесное хозяйство и другое землепользование (24% глобальных выбросов парниковых газов в 2010 г.): Выбросы парниковых газов в этом секторе в основном связаны с сельским хозяйством (выращивание сельскохозяйственных культур и животноводство) и вырубкой лесов. Эта оценка не включает CO 2 , который экосистемы удаляют из атмосферы путем связывания углерода в биомассе, мертвом органическом веществе и почве, что компенсирует примерно 20% выбросов в этом секторе. [2]
  • Транспорт (14% глобальных выбросов парниковых газов в 2010 г.): Выбросы парниковых газов в этом секторе в основном связаны со сжиганием ископаемого топлива для автомобильного, железнодорожного, воздушного и морского транспорта.Почти вся (95%) транспортная энергия в мире поступает из топлива на основе нефти, в основном бензина и дизельного топлива.
  • Здания (6% глобальных выбросов парниковых газов в 2010 г.): выбросы парниковых газов в этом секторе возникают в результате производства энергии на месте и сжигания топлива для обогрева зданий или приготовления пищи в домах. (Примечание: выбросы от использования электроэнергии в зданиях исключены и вместо этого включены в сектор производства электроэнергии и тепла. )
  • Другая энергия (10% глобальных выбросов парниковых газов в 2010 г.): Этот источник выбросов парниковых газов относится ко всем выбросам в энергетическом секторе, которые напрямую не связаны с производством электроэнергии или тепла, например, при добыче топлива, очистке, переработке, и транспорт.

Примечание по категориям секторов выбросов.

Тенденции глобальных выбросов

Источник: Боден Т.А., Марланд Г. и Андрес Р.Дж. (2017). Глобальные, региональные и национальные выбросы CO2 от ископаемого топлива. Центр анализа информации об углекислом газе, Национальная лаборатория Ок-Ридж, Министерство энергетики США, Ок-Ридж, Теннесси, США, doi 10.3334/CDIAC/00001_V2017. Глобальные выбросы углерода от ископаемого топлива значительно увеличились с 1900 года. С 1970 года выбросы CO 2 увеличились примерно на 90%, при этом выбросы от сжигания ископаемого топлива и промышленных процессов составляют около 78% от общего увеличения выбросов парниковых газов с 1970 по 2011. Сельское хозяйство, вырубка лесов и другие изменения в землепользовании были вторыми по величине факторами. [1]

Выбросы иных, чем CO 2 парниковых газов также значительно увеличились с 1900 года. Чтобы узнать больше о прошлых и прогнозируемых глобальных выбросах иных, чем CO 2 газов, см. отчет EPA, Global Anthropogenic Non-CO 2 Выбросы парниковых газов: 1990-2020 гг. .

Выбросы по странам

Источник: Боден, Т.А., Марланд Г. и Андрес Р.Дж. (2017). Национальные выбросы CO2 от сжигания ископаемого топлива, производства цемента и сжигания газа в факелах: 1751-2014, Центр анализа информации о двуокиси углерода, Окриджская национальная лаборатория, Министерство энергетики США, doi 10.3334/CDIAC/00001_V2017.

В 2014 году основными источниками выбросов углекислого газа (CO 2 ) были Китай, США, Европейский союз, Индия, Российская Федерация и Япония. Эти данные включают выбросы CO 2 при сжигании ископаемого топлива, а также при производстве цемента и сжигании газа на факелах. Вместе эти источники составляют значительную часть общих глобальных выбросов CO 2 .

Выбросы и поглотители, связанные с изменениями в землепользовании, не включены в эти оценки. Однако изменения в землепользовании могут иметь важное значение: оценки показывают, что чистые глобальные выбросы парниковых газов от сельского хозяйства, лесного хозяйства и других видов землепользования составили более 8 миллиардов метрических тонн CO 2 эквивалента, [2] или около 24% общие глобальные выбросы парниковых газов. [3] В таких регионах, как США и Европа, изменения в землепользовании, связанные с деятельностью человека, приводят к поглощению CO 2 , что частично компенсирует выбросы от обезлесения в других регионах.


Ссылки

1. МГЭИК (2014 г.). Изменение климата 2014: смягчение последствий изменения климата . Вклад Рабочей группы III в Пятый оценочный отчет Межправительственной группы экспертов по изменению климата [Эденхофер О. , Р. Пичс-Мадруга, Ю. Сокона, Э. Фарахани, С. Каднер, К. Сейбот, А. Адлер, И. , Баум, С. Бруннер, П. Эйкемайер, Б. Криманн, Дж. Саволайнен, С. Шлемер, К. фон Штехов, Т. Цвикель и Дж. К. Минкс (ред.)]. Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания и Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США.

2. ФАО (2014 г.). Выбросы от сельского хозяйства, лесного хозяйства и других видов землепользования из источников и абсорбция поглотителями (PDF). (89 стр., 3,5 МБ) Отдел климата, энергетики и владения и пользования, ФАО.

3. МГЭИК (2014 г.): Изменение климата, 2014 г.: Обобщающий доклад. Вклад рабочих групп I, II и III в Пятый оценочный доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата. [Основная команда сценаристов, Р.К. Пачаури и Л. А. Мейер (ред.)]. МГЭИК, Женева, Швейцария, 151 стр.

Примечание по категориям секторов выбросов:

Оценки глобальных выбросов, описанные на этой странице, взяты из Пятого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов (МГЭИК) по изменению климата. В этом отчете некоторые категории секторов определены иначе, чем они определены на странице «Источники выбросов парниковых газов» на этом веб-сайте. Транспорт, промышленность, сельское хозяйство, землепользование и лесное хозяйство — это четыре глобальных сектора выбросов, которые примерно соответствуют секторам США. Энергоснабжение, коммерческие и жилые здания, а также отходы и сточные воды подразделяются на несколько иные категории. Например, сектор энергоснабжения МГЭИК для глобальных выбросов охватывает сжигание ископаемого топлива для получения тепла и энергии во всех секторах.Напротив, в обсуждении источников в США выбросы от электроэнергии отслеживаются отдельно, а выбросы на месте для производства тепла и электроэнергии отнесены к соответствующим секторам (т. е. выбросы от газа или мазута, сжигаемых в печах для отопления зданий, относятся к жилому и коммерческому секторам). ). МГЭИК определила отходы и сточные воды как отдельный сектор, в то время как на странице «Источники выбросов парниковых газов» выбросы отходов и сточных вод отнесены к коммерческому и жилому секторам.

Политика Европы в области возобновляемых источников энергии основана на сжигании американских деревьев

В низменных лесах юго-востока Америки сосны и кипарисы прямо сейчас поглощают углекислый газ из воздуха. Используя энергию солнца, они выделяют кислород и связывают углерод, строя стволы, кору и листья.

Но большая часть этого углерода там не останется. Как оказалось, миллионы тонн древесины из этих лесов каждый год перевозятся через Атлантику и сжигаются на электростанциях в таких странах, как Великобритания и Нидерланды, во имя замедления изменения климата.

Неуклонно отказываясь от угля, страны Европейского союза делают ставку на древесную энергию или «биомассу» для выполнения своих обязательств по Парижскому соглашению по климату.

Это потому, что в 2009 году ЕС обязался к 2020 году использовать 20% возобновляемых источников энергии и включил биомассу в список возобновляемых источников энергии. Несколько стран, например Великобритания, субсидировали производство биомассы, что привело к внезапному появлению рынка древесины, недостаточно подходящего для лесной промышленности. В Соединенных Штатах, Канаде и Восточной Европе искривленные деревья, кора, верхушки деревьев и опилки превращаются в пульпу, прессуются в гранулы и подвергаются тепловой сушке в печах.К 2014 году биомасса составляла 40 процентов возобновляемой энергии в ЕС, что на сегодняшний день является крупнейшим источником. К 2020 году прогнозируется, что он составит 60 процентов, и США планируют последовать их примеру.

Подпиткой этого бума является простая, интуитивно понятная идея: биомасса является одновременно возобновляемой и «углеродно-нейтральной», а также способом поддерживать экономику, построенную на сжигании ископаемого топлива.

Но ряд ученых и политических активистов теперь возражают, заявляя, что энергия биомассы опирается на обманчивые расчеты.Вместо того, чтобы быть углеродно-нейтральной, биомасса ликвидирует миллионы тонн невосполнимых запасов углерода в разгар климатического кризиса, который уже вышел из-под контроля.

Сжигание углерода для хранения углерода?

В индустрии биомассы мало крупных игроков, кроме Drax Group, чья флагманская электростанция на севере Англии потребляет почти четверть мирового производства древесных гранул, примерно две трети из которых приходится на США. Великобритания вложила большие средства в биомассу, и Дракс питает 10 процентов британской электросети, в значительной степени благодаря огромным правительственным субсидиям: около 1 доллара.2 миллиарда в год.

Сжигание древесины на бывших угольных электростанциях, по словам генерального директора Drax Энди Косса, означает 80-процентную экономию углекислого газа по сравнению с углем. «И через 25–30 лет мы обеспечим сокращение выбросов углерода».

Аргумент Дракса и других представителей индустрии древесных пеллет о углеродной нейтральности основан на нескольких идеях: во-первых, углерод, сжигаемый в пеллетах, можно вернуть на Землю в виде новых деревьев; во-вторых, сожженная древесина — это промышленные отходы, которые в любом случае попадут в воздух.

Американская лесная промышленность по-прежнему проводит много сплошных рубок, сказал Сет Гинтер из Ассоциации промышленных пеллет США, отраслевой группы, занимающейся международной торговлей, и рынок пеллет представляет собой рынок для древесины, которую можно было бы рубить в любом случае, но в противном случае их просто оставят в поле, чтобы они медленно испарялись, или их сожгут как отходы.

«Не было вселенной, — сказал он, — в которой любой здравомыслящий землевладелец просто собирался оставить ценный ресурс, как лес, на месте, не зарабатывая денег.Но таким образом, сказал Гинтер, землевладельцы позволяют электростанциям, таким как Drax, заменять уголь источником топлива, который после использования можно выращивать заново.

Индустрия биомассы, утверждает Косс, не столько занимается сплошными рубками, сколько использует свои отходы. «Сплошная рубка — это традиционный метод рубки леса. Так что не биомасса определяет, является ли лес сплошным или нет; большинство лесоводов скажут вам, что это лучший способ восстановить отрастание и что это хорошо для биоразнообразия в управляемом ландшафте.С точки зрения индустрии пеллет, вырубая мертвую древесину, которая замедляет рост леса, биомасса «помещает больше углерода в банк», как выразился Бенедикт Макалинан, представитель британской торговой группы Biomass UK.

Еще более весомым аргументом в пользу использования биомассы, по мнению представителей отрасли, является правило лесного хозяйства о том, что «лес, который платит, остается». Предоставляя новый рынок сельским лесоводам, которые когда-то зависели от умирающей целлюлозно-бумажной промышленности, они создают, по словам Гинтера, «разницу между посадкой большего количества деревьев и преобразованием своей земли во что-то другое.

Косс сказал, что владельцы лесов, с которыми он разговаривает, «часто говорят мне, что если бы не Drax или [его поставщик] Enviva, я бы превратил эту землю в Walmart».

Неверное решение правильной проблемы

Тем не менее, все это, как утверждает ученый Билл Мумо, сводится к трагически недальновидному взгляду как на учет углерода, так и на наши нынешние климатические трудности.

Мумоу, ныне почетный профессор Университета Тафтса, является соавтором доклада Межправительственной группы экспертов по климату и климату, удостоенного Нобелевской премии мира, соавтором четырех дополнительных отчетов МГЭИК и экспертом по поглотителям углерода.

В 2009 году, когда в Массачусетсе начались дебаты о том, следует ли рассматривать биомассу как углеродно-нейтральную, он погрузился в науку. Оценивая выбросы углерода от биоэнергетики и медленные темпы отрастания замещающих лесов, он пришел к выводу, что биомасса представляет собой «серьезную проблему». Для Мумо вопрос о том, является ли биомасса в конечном счете углеродно-нейтральной, был менее важен, чем когда она уравновешивалась.

Вместе с Мэри Бут, коллегой, которая привлекла его внимание к проблеме, Мумо и Фонд закона о сохранении убедили государственных чиновников ограничить субсидии на биомассу в соответствии со стандартом портфеля возобновляемых источников энергии штата.К сожалению, позже государство разрешило большие субсидии на сжигание дров для обогрева зданий.

Анализ позже подтвердил коллега из Массачусетского технологического института Джон Стерман, который провел расчеты и подтвердил, что сжигание древесины сегодня усугубит изменение климата, «по крайней мере, до 2100 года — даже если древесина заменит уголь, самый углеродоемкий топливо.”

Мумав был обеспокоен. Наука о биомассе, в отличие от науки о влиянии углекислого газа на потепление, окончательно не устоялась. Как динамика углерода, так и наука о лесах являются сложными и спорными областями, и при оценке того, лучше ли биомасса, чем альтернативы, модели должны учитывать — или намеренно игнорировать — сложные факторы.Предположения, которые эти модели делают в отношении таких переменных, как скорость разложения древесины в различных экосистемах и количество углерода, повторно поглощаемого почвой, определяют, какое воздействие они находят для биомассы.

Но с точки зрения экологической политики, по словам Мумо, это не имело значения, потому что одна вещь не обсуждалась: сжигание биомассы означает быстрый сброс большего количества углерода в атмосферу именно в тот момент, когда нам нужно начать быстро его вытягивать. . «Я не могу понять, как продвигалась эта [политика], если вы не обнаружите, что лесная промышленность была полностью захвачена правительством.

Первая проблема, по его мнению, связана с пропагандируемой промышленностью идеей о том, что биомасса просто использует древесину, которая в любом случае сгнила бы, — предположение, сделанное европейскими стандартами возобновляемой энергии. Согласно Киотскому протоколу, владелец леса, а не конечный пользователь изделий из древесины, должен нести ответственность за потерю углерода при вырубке леса. Поскольку предполагается, что вырубленные деревья в любом случае разложатся, такие компании, как Drax, должны подсчитывать только углерод, необходимый для превращения древесных отходов в топливо — бензин для бензопил, дизельное топливо для судоходства, — а не фактический углерод, выходящий из их дымовых труб.

Это означает, что древесина, купленная в США, фактически исчезает с углеродных рынков, если не из атмосферы. США, благодаря Джорджу Бушу-младшему и лоббистским усилиям индустрии ископаемого топлива на поздних этапах игры, не являются частью Киотского соглашения, а это означает, что они не обязаны отслеживать выбросы в результате потери лесов.

Кроме того, «древесные отходы», перерабатываемые для получения биомассы, являются отходами только потому, что рынок не оценивает должным образом углерод. Можно представить себе мир, в котором лесовладельцам платят за услуги, которые оказывают их растущие деревья по поглощению углерода. «Если мы позволим некоторым из наших лесов расти, мы сможем удалить дополнительно от 10 до 20 процентов того, что мы выбрасываем каждый год», — сказал Мумо. «Вместо этого мы платим субсидии, чтобы люди вырубали их, сжигая вместо угля и считая это нулевым выбросом углерода».

Вторая проблема затрагивает самую суть концепции углеродной нейтральности и, следовательно, основную ошибку калибровки в самой нашей системе учета выбросов углерода: время. Помните, что стандарты выбросов углерода были введены в действие, потому что мир находится на ранней стадии климатического кризиса, который, вероятно, станет намного хуже.

Большинство правительственных и международных организаций в ОЭСР согласны с тем, что действия, предпринятые в ближайшие несколько лет, окажут огромное влияние на будущее, даже если они не смогут решиться на такие действия: миру чуть более десяти лет, чтобы сократить выбросы ниже уровня 2010 года, чтобы избежать явно катастрофических обстоятельств.

Таким образом, когда мы обсуждаем технологии, предназначенные для перехода к низкоуглеродной экономике, утверждали такие ученые, как Мумо, время является важным фактором. Вопрос о том, какие источники энергии мы можем назвать углеродно-нейтральными, заключается не в том, показывает ли какая-то модель, что посадка деревьев позже в конечном итоге компенсирует их сжигание сейчас. Единственный вопрос, который имеет значение, заключается в том, сколько времени это займет и насколько больше углерода можно было бы поглотить, если бы деревьям было позволено расти, а не вырубаться и сжигаться.

И такие исследователи, как Мумо, а также Майкл Нортон из Европейской академии наук; Дункан Брэк, сотрудник аналитического центра Chatham House; и Джон Стерман из Массачусетского технологического института считают, что у них есть ответ: слишком долго.

Попасть в ловушку углеродного долга

Причина сводится к двум словам: «углеродный долг». Будь то сжигание деревьев для получения биомассы или ковка стали для ветряных мельниц, любая политика в области возобновляемых источников энергии высвобождает углерод на переднем крае в надежде на экономию на обороте. Аргумент углеродной нейтральности биомассы предполагает, что когда новое дерево вырастает снова, оно повторно связывает углерод, сожженный десятилетия назад для получения энергии. После этого момента (так называемого «паритета») атмосфера становится лучше, чем если бы, как обычно предполагает индустрия биомассы, электростанция вместо этого сжигала уголь, а древесину сжигали как отходы.

Мумо утверждает, что это рассуждение основано на наборе сомнительных предположений, которые эффективно подделывают книги. Представьте углерод в виде домашнего бюджета. «Если бы мы вели такой финансовый учет в повседневной жизни, — сказал он, — мы все были бы в тюрьме».

Когда электростанция сжигает древесные гранулы, которые когда-то были живыми деревьями, они берут на себя большую задолженность по углероду — или, как указывает Стерман, ликвидируют существующий углеродный кредит. Думайте об этом как о главном. Как и в случае с финансовым учреждением, мировая система углерода и погоды взимает проценты: альтернативная стоимость того, что произошло бы, если бы это дерево оставалось там, росло и поглощало все больше углерода из воздуха.

Согласно Мумо и Стерману, система достигает паритета только после того, как все уравновешивается, и сколько времени это займет, зависит от того, как вырубаются деревья — «прореживаются» отдельные деревья или сплошная вырубка целых лесов — какими деревьями они заменяются и какие ископаемые топливо, которое они заменяют.

В отношении угля лаборатория Стермана в Массачусетском технологическом институте подсчитала, что паритет занимает от 60 до 90 лет; Европейская академия наук настроена еще менее оптимистично, оценивая между поколениями и веками. EAS обнаружила, что если биомасса заменит природный газ, то для достижения паритета потребуются как минимум столетия.(Это, конечно, предполагает, что природный газ горит намного чище, чем уголь, что спорно.) Если вам интересно, углеродный долг ветряной турбины погашается примерно за год.

Индустрия биомассы оспаривает эти цифры, утверждая, что «прореживание» леса заставляет останки деревьев расти быстрее, быстрее поглощая углерод. «Это как волосы на голове», — сказал Макалинан из Biomass UK. «Если вы выдернете один, волосы вокруг снова отрастут, так что нет чистой потери. Если побрить голову, она долго отрастает.Но это не то, что мы делаем — мы не расчищаем весь лес». Косс из Дракса утверждает, что лесам, у которых они покупают, требуется максимум 30 лет, чтобы погасить свой углеродный долг.

Но если математика здесь оспаривается, утверждают такие критики, как Мумо, она также несколько неуместна, потому что никто не оспаривает тот факт, что большее количество этих метафорически выщипанных волосков равняется большему количеству атмосферного углерода и, следовательно, большему потеплению сегодня при обещании экономии позже. . Стерман в недавней статье Массачусетского технологического института сравнивает логику углеродной нейтральности с помещением 1000 долларов в банк, который обещает вернуть их через 80 лет, при условии, что они не обанкротятся и не решат потратить их на что-то другое.«Было бы лучше, если бы вы сохранили свои деньги, — писал он, — и лучше держать деревья на земле, а весь этот углерод — подальше от атмосферы».

Дело не столько в конкретном количестве лет до паритета, сколько в том, что любое количество дополнительного углерода в атмосфере — плохая новость. В течение всех этих лет, пока углеродный долг не будет в конечном счете погашен, этот дополнительный углекислый газ в атмосфере усугубляет изменение климата с последствиями, которые будут длиться всю жизнь.

— Углеродно-нейтральный, — сказал Мумо, — это не то же самое, что климатический нейтральный.Даже когда вы достигаете паритета, этот углерод уже целое столетие парит вокруг, поглощая лучистое тепло. Это означает, что из вечной мерзлоты высвобождается больше метана, а ледники больше таят. Они не исчезнут через сто лет, даже если новые деревья успешно вырастут. Даже если завтра мы перестанем выбрасывать углерод, уровень моря все равно будет повышаться на протяжении столетий. Климатические эффекты необратимы».

Ученые призывают положить конец энергии биомассы

Именно по этой причине в январе прошлого года Moomaw присоединился к группе из почти 800 ученых со всего мира, которые обратились к Европарламенту с петицией о прекращении поддержки биомассы.

“Европа должным образом поощряет такие страны, как Индонезия и Бразилия, к защите своих лесов, – писали ученые, – но смысл этой директивы заключается в том, что “вырубайте свои леса до тех пор, пока кто-то сжигает их для получения энергии”. Как только страны инвестируют в такие усилий, исправление ошибки может стать невозможным».

Чтобы удовлетворить 3-процентный рост мирового спроса на энергию за счет древесины, писали ученые, миру придется удвоить свои коммерческие лесозаготовки. «В критический момент, когда странам необходимо «выиграть время» для борьбы с изменением климата, этот подход равнозначен «продаже» ограниченного времени мира для борьбы с ним.

Какую же роль исследователи видят для биомассы? Когда это только начиналось, первоначальное обозначение возобновляемых источников энергии для биомассы было основано на идее, что, скажем, финская бумажная фабрика или шведская лесопилка должны получать кредит за то, что они работают на своих собственных отходах, а не на дизельном топливе. Поэтому, если бумажные фабрики и лесопилки сжигают остатки и отходы, которые в противном случае быстро разлагались бы, писали они, это было бы углеродно-нейтральным. Но никакое увеличение лесозаготовок не могло быть оправдано климатическими соображениями — даже если, как настаивают торговые группы, это обеспечивало дополнительный поток доходов для владельцев леса.

Справедливости ради, Энди Косс согласен с этим, по крайней мере, в принципе: Дракс, как он утверждает, действительно работает на отбросах более крупной лесозаготовительной отрасли. «Даже наши недоброжелатели согласны с тем, что с остатками существует настоящий нейтралитет».

Идея о том, что индустрия биомассы работает только на отходах от сплошных рубок лесной промышленности, оспаривается земельными активистами с такими группами, как «Союз кизила», но более серьезная проблема заключается в том, что финансовый учет, подразумеваемый «остатками», не соответствует учет углерода.Каждое дополнительное «отходное» дерево по-прежнему означает постепенное уменьшение потепления и более стабильный мир для будущих поколений, выгоду неисчислимой ценности, которая, следовательно, не учитывается в его цене.

Ученые утверждали, что тот факт, что индустрия биомассы нашла способ получать энергию от промышленности, основанной на сплошной вырубке и сжигании, не компенсирует тот факт, что в углеродном выражении деревьев не больше, чем абсолютно необходимо срубить — или сжечь — вообще.

Таким образом, перед политиками стоит задача разработать систему стимулов и правоприменения, которая позволила бы расширить леса. Исследователь и подписавшая петицию Мэри Бут назвала эту систему «единственной проверенной технологией связывания углерода». Ученые пришли к выводу, что в 19 веке «использование древесины для производства биоэнергии способствовало почти полной вырубке лесов в Западной Европе, даже когда европейцы потребляли гораздо меньше энергии, чем сегодня». Они писали, что энергия ископаемого топлива спасла леса, но теперь решение состоит в том, чтобы «не возвращаться к сжиганию лесов, а вместо этого заменить ископаемое топливо низкоуглеродными источниками, такими как солнце и ветер.

Но в июне 2018 года Комиссия ЕС под лоббистским давлением со стороны производителей древесных пеллет и скандинавской лесной промышленности проголосовала за сохранение биомассы в списке возобновляемых источников энергии — решение, которое позволяет странам ЕС не сбиться с пути для достижения своих целей в отношении «возобновляемых источников энергии». . Теперь к ним присоединились в этой позиции США. Как и в Британии, в США есть большие и дорогие угольные электростанции, которые мы хотели бы продолжать использовать, и биомасса, похоже, дает нам возможность сделать это.

В будущем мы могли бы ожидать, что пеллеты будут сжигаться либо на переработанном угле, либо на новых заводах по производству биомассы с той же ошибкой учета, что и в ЕС, за что в прошлом году выступал министр сельского хозяйства Сонни Пердью, давний друг индустрии биомассы лесных пожаров в Калифорнии.Такая реформа может основываться на законопроекте о бюджетных расходах 2018 года, в котором Конгресс поручил федеральным агентствам принять политику, которая «отражает углеродную нейтральность лесной биоэнергии и признает биомассу в качестве возобновляемого источника энергии».

Это решение было принято вопреки возражениям собственных ученых Агентства по охране окружающей среды. Но в ноябре 2018 года главы Министерства сельского хозяйства США, Министерства энергетики и Агентства по охране окружающей среды выпустили совместное заявление, подтверждающее углеродную нейтральность биомассы.Среди многих преимуществ, которые они перечислили для биомассы из «управляемых лесов» или плантаций деревьев, были три, которые казались почти оруэлловскими: «способствовать рациональному использованию окружающей среды путем улучшения качества почвы и воды, снижения риска лесных пожаров и обеспечения того, чтобы наши леса продолжали удалять углерод». из атмосферы». Итак, мы плывем в мрачное будущее, сжигая леса, чтобы спасти их.

Сол Эльбейн сообщает о земле, энергии, ресурсах и борьбе за то, кто ими управляет. Его статьи публиковались в журналах New York Times Magazine, National Geographic, The Intercept и многих других.Эту историю поддержал Пулитцеровский центр.

Китай хочет стать углеродно-нейтральным и не прекратит сжигать уголь, чтобы добиться этого: NPR

Угольная шахта Xinyuan, управляемая Yangquan Coal Industry Group Co., в Цзиньчжуне, провинция Шаньси, в октябре. Цилай Шен / Bloomberg через Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Цилай Шен / Bloomberg через Getty Images

Угольная шахта Синьюань, управляемая Yangquan Coal Industry Group Co.в Цзиньчжуне, провинция Шаньси, в октябре.

Цилай Шен / Bloomberg через Getty Images

Датун, Китай. Стены и потолок шахты Наньшань мерцают черным цветом, высеченные прямо в угольном пласте возрастом 200 миллионов лет, пролегающем на глубине 1300 футов под землей. Черные жилы угольных месторождений юрского периода до сих пор пронизывают провинцию Шаньси на севере Китая, обогащая государственную казну и поддерживая стабильную работу поколений горняков.

В прошлом году Китай взял на себя обязательство стать углеродно-нейтральным к 2060 году. Это амбициозная задача для страны, которая по-прежнему использует уголь для удовлетворения более чем половины своих энергетических потребностей.Страна вложила значительные средства в солнечную, ветровую и атомную энергетику. Тем не менее, тяжелая промышленность, работающая на угле, по-прежнему составляла около 37% всей экономической деятельности в прошлом году, а некоторые провинции даже планируют увеличить производство электроэнергии на угле.

Эти противоречия и медленный, запутанный переход от угля уже ощущаются в Датуне, древнем городе-крепости в самом сердце угольной страны Китая в провинции Шаньси.

Там шахтеры продолжают добывать уголь, даже несмотря на то, что государство ограничивает лицензии на новые шахты и финансирует близлежащие фермы с солнечными панелями.В прошлом году в результате слияния государства Шаньси была создана одна из крупнейших в мире угольных компаний, вытеснившая более мелкие шахты, поскольку правила защиты окружающей среды соблюдаются более строго.

«Когда ты рождаешься рядом с шахтами, тебе суждено спуститься в них. Здесь нет ничего, кроме шахтерской работы», — говорит шахтер на пенсии Чжан Си.

«Уголь по-прежнему правит»

Добыча угля началась в Датуне еще 1500 лет назад, когда люди начали раскапывать неглубокие месторождения, используя грубые ручные инструменты и опуская канареек для обнаружения опасных газов.Они сжигали уголь для обогрева. Промышленная добыча полезных ископаемых началась после экономических реформ в Китае в конце 1970-х годов, и к 1990-м годам в городе действовало 287 шахт.

В последующие десятилетия уголь обеспечивал стабильную заработную плату миллионам шахтеров. В 2015 году в провинции Шаньси работало более 930 000 горняков, что составляет четверть от общего числа горняков в стране.

В 1970 году молодой Чжан был завербован шахтером Цзиньхуагон в качестве передового шахтера. Он до сих пор живет неподалеку. «Продавать уголь было здорово. Его было так много, и он был нужен стране», — вспоминает он.

Слева: перерабатывающий комплекс на бывшей угольной шахте Цзиньхуа, одной из небольших шахт, в прошлом году объединившейся в государственную холдинговую компанию в попытке спасти угольный сектор провинции. Справа: школьники посещают угольную шахту Наньшань, недавно открытую для туристов. Остаются крупные месторождения, но более строгие экологические нормы и упор на возобновляемые источники энергии замедлили деятельность шахт. Эмили Фэн/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Эмили Фэн/NPR

Слева: Перерабатывающий комплекс на бывшей угольной шахте Цзиньхуа, одной из небольших шахт, в прошлом году объединился в государственную холдинговую компанию в попытке спасти угольный сектор провинции. Справа: школьники посещают угольную шахту Наньшань, недавно открытую для туристов. Остаются крупные месторождения, но более строгие экологические нормы и упор на возобновляемые источники энергии замедлили деятельность шахт.

Эмили Фэн/NPR

Его сын пошел по его стопам, копаясь в самых глубоких нишах шахты, чтобы доставить уголь на поверхность. Его дочери работают медсестрами в местной угольной компании.

Но добыча полезных ископаемых привела к огромным экологическим издержкам.До середины 2000-х годов Шаньси был одним из самых загрязненных городов Китая. Жители сжигали куски угля на открытом воздухе, чтобы согреться в холодные зимы.

Однако дела шли хорошо; Крупные сталелитейные и алюминиевые заводы Датуна, работающие на угле, расположены по всей стране. По состоянию на 2019 год на угольную энергию приходилось более 57% энергопотребления Китая. Только в 2020 году Китай добавил к своим мощностям 38,4 гигаватт угольной энергии, что более чем в три раза превышает общий объем, построенный в этом году в остальном мире.

Чтобы стимулировать постпандемическую экономику Китая, политики даже смягчили правила, чтобы облегчить местные инвестиции в угольные электростанции.

«Дело в том, что уголь по-прежнему является королем здесь, в этой стране», — говорит Ли Шуо, который следит за выбросами углекислого газа и энергетической политикой в ​​Китае для Гринпис Восточной Азии.

Амбициозные цели, мало конкретных планов

Пока высшее руководство Китая не уточнило, как они планируют снизить зависимость от угля.

«Китай будет строго контролировать проекты по выработке электроэнергии на угле и ограничивать рост потребления угля», — заявил председатель КНР Си Цзиньпин на онлайн-саммите по климату, созванном президентом Байденом в начале этого года.Но он уклонился от более подробного энергетического обещания.

Оборудование для переработки угля на бывшей угольной шахте Цзиньхуа. По словам проводника поезда Чжан Пуюаня, когда-то поезд перевозил уголь из шахты мимо этой башни как минимум раз в день. После слияния штатов поезд теперь ходит только раз в неделю или около того. Эми Ченг/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Эми Ченг/NPR

Оборудование для переработки угля на бывшей угольной шахте Цзиньхуа.По словам проводника поезда Чжан Пуюаня, когда-то поезд перевозил уголь из шахты мимо этой башни как минимум раз в день. После слияния штатов поезд теперь ходит только раз в неделю или около того.

Эми Ченг/NPR

Когда Си посетил Датун с официальным визитом в мае прошлого года, он ухватился за возможность сфотографироваться рядом с древними буддийскими гротами и местными учреждениями по борьбе с бедностью, а не с шахтой.

Вопреки ожиданиям аналитиков энергетической политики, 14-й пятилетний план Китая, экономический план, опубликованный в этом году, не ограничивает зависимость от угля или использование энергии.План действительно направлен на увеличение энергии неископаемого топлива с текущего уровня 15,3% до одной пятой ожидаемого общего потребления энергии в стране к 2025 году. И он направлен на дальнейшее сокращение выбросов углерода, но только на поддержание, а не ускорение, существующие тенденции за последние пять лет.

«Один нарратив создается политическими заявлениями высокого уровня о достижении нулевого уровня выбросов углерода в течение следующих четырех десятилетий», — говорит Ли. «Другой нарратив заключается в том, что нам все равно придется использовать уголь, потому что он обеспечивает энергетическую безопасность.Какой из этих двух нарративов в конечном итоге преобладает?»

В настоящее время Китай, похоже, идет по обоим путям, чтобы удовлетворить растущий внутренний спрос на электроэнергию. Внутренняя Монголия и Шэньси, две основные угледобывающие провинции Китая, вырастут производство энергии, в основном за счет сжигания угля, будет увеличиваться на 1% и 4% в год. Чтобы выполнить свое обязательство стать углеродно-нейтральным менее чем за четыре десятилетия, Китаю потребуются другие провинции, чтобы увеличить свои мощности в области возобновляемых источников энергии

В Датун, смешанное наследие добычи угля предполагает, что в ближайшем будущем уголь всегда будет присутствовать в Китае, хотя и в ограниченных количествах.

В прошлом году правительство провинции приказало пяти крупнейшим угольным компаниям объединиться в один государственный конгломерат Jinneng Holding Group. По данным отраслевой ассоциации, совокупная добыча группы составляет 420 миллионов тонн угля в год, что делает ее одним из крупнейших производителей угля в мире.

Предполагается, что слияние сделает раздутый угольный сектор более эффективным и удержит цены на уголь на высоком уровне за счет координации производства. На практике горняки говорят, что в результате слияния стало меньше работы, поскольку шахты сокращают количество смен, поскольку национальные и местные экологические нормы ужесточились, что усложнило получение новых лицензий и удорожило открытие новых шахт и модернизацию существующих.

“Иногда шахта вообще не открыта и нам нельзя говорить о закрытии. Раньше эшелон с углем ходил не реже одного раза в день. Сейчас скорее раз в семь-восемь дней », — говорит Чжан Пуюань, кондуктор, который помогает контролировать грузовой поезд, вывозящий уголь из шахты Цзиньхуа, одной из пяти объединенных шахт.

Деревня возле бывшей угольной шахты Цзиньхуа. Большинство жителей были переселены в более современные дома, но осталось несколько старших шахтеров. Эмили Фэн/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Эмили Фэн/NPR

Деревня возле бывшей угольной шахты Цзиньхуа. Большинство жителей были переселены в более современные дома, но осталось несколько старших шахтеров.

Эмили Фэн/NPR

Небольшие шахты, такие как близлежащая шахта Ситай, сокращают производство. Они исчерпали большую часть легкодоступных угольных месторождений, а новые лицензии на разработку новых шахт не выдаются. Молодым горнякам была предоставлена ​​возможность пройти переподготовку и перейти на более крупные государственные рудники, такие как рудник Ташан, крупнейший в провинции.

Шахтеру по фамилии Чжан (он не имеет никакого отношения к предыдущим Чжанам) 56 лет, и до выхода на пенсию осталось всего несколько лет.Он не хотел, чтобы NPR использовало его полное имя из-за политической чувствительности, связанной с обсуждением важнейших экономических тенденций, таких как закрытие шахты. Поскольку он выполняет самую опасную работу, проходя в самые глубокие туннели, он хорошо зарабатывает — более 1700 долларов в месяц, что примерно вдвое превышает среднюю зарплату по стране. Он надеется, что его сын студенческого возраста решит вернуться домой и тоже будет работать на шахтах.

«Я думаю, что мой сын будет последним поколением шахтеров, — говорит Чжан.

Но у его сына может и не быть такой возможности.Неподалеку местное правительство уже построило огромную солнечную ферму на холмистых склонах бывшей шахты.

Для того чтобы Китай достиг своих целей по сокращению выбросов углерода, еще одно поколение сжигания угля может оказаться слишком большим.

Эми Ченг внесла свой вклад в исследование из Датуна, Китай.

Вопросы и ответы: Стэнфордский эксперт объясняет, почему мы продолжаем сжигать уголь для получения энергии

Марк Шварц

Из угля производится больше электроэнергии, чем из любого другого источника энергии, но сжигание угля сопряжено со значительными затратами для человечества и климата.Каждый год ядовитые газы, выделяемые угольными электростанциями, вызывают десятки тысяч преждевременных смертей во всем мире. Угольные электростанции также производят около 30 процентов всех глобальных выбросов парниковых газов.

Эксперты по климату говорят, что для предотвращения значительного повышения глобальной температуры миру, возможно, придется почти полностью прекратить выработку электроэнергии из угля к 2050 году или предотвратить попадание выбросов угольных электростанций в атмосферу.


Фронтальный погрузчик складывает уголь на станции Дюнкерк компании Niagara Mohawk в Нью-Йорке.
(Источник: NREL/Дэвид Парсонс)

Но без реальных альтернатив энергии многие страны, вероятно, будут полагаться на уголь в ближайшие годы, говорит Марк Тербер, заместитель директора Программы Стэнфордского университета по энергетике и устойчивому развитию и автор книги Coal (Polity Books, 2019). Здесь Тербер обсуждает, почему использование угля сохраняется, несмотря на его разрушительные последствия.

Почему вы решили написать книгу об угле?

Если вы сидите в Соединенных Штатах, легко подумать, что уголь уходит. Доля угля в электроснабжении США упала с 50% до менее 30% за последние 15 лет. Во многом это связано с революцией сланцевого газа, которая внезапно сделала природный газ дешевле угля для производства электроэнергии. Тем не менее, 30% электроэнергии в США приходится на уголь.

Мировое потребление угля продолжает расти, особенно в развивающихся странах. Около 38 процентов мировой электроэнергии производится из угля, и во многих странах он также является основой для промышленного использования.

Итак, если вы надеетесь как можно быстрее сократить выбросы парниковых газов и загрязнение воздуха, важно понять, почему мы до сих пор используем так много угля и каковы рычаги воздействия на поэтапный отказ от него.

Почему мир продолжает использовать так много угля?

По сути, уголь дешев, если не учитывать его значительных затрат на здоровье и окружающую среду. Кроме того, уголь широко доступен во всем мире, и его относительно легко транспортировать и хранить.

Многие промышленные игроки получают выгоду от использования угля, в том числе угольные компании, энергетические компании, железные дороги, перевозящие уголь, и производители стали, цемента и алюминия. Они могут сопротивляться изменениям статус-кво, а правительства могут поддерживать их из-за их политического влияния, плюс налоговых поступлений и рабочих мест, которые они обеспечивают. Тем не менее, опыт США показывает, что использование угля может быстро сократиться, когда он теряет свое экономическое преимущество.


Марк Тербер выступает на конференции под руководством Стэнфорда по энергетике в странах с развивающейся экономикой
в Мумбаи, Индия.(Источник: Марк Шварц)

Вы сказали, что, возможно, мы находимся в переломном моменте, когда дело касается угля. Вы можете это объяснить?

Самые богатые страны пытаются отказаться от угля. Китай, крупнейший производитель и потребитель угля в мире, также стремится стабилизировать потребление угля.

Между тем, быстрорастущие экономики Южной и Юго-Восточной Азии строят новые угольные электростанции быстрыми темпами. Страны с низкими доходами пытаются решить, следовать ли им по этому пути или наметить новый курс.

Что будет с углем в ближайшие 10 лет — вопрос открытый. Когда страны с быстрорастущей экономикой начнут строить свои электросети не на угле, а на чем-то другом, тогда мы поймем, что свернули за угол.

Самой большой проблемой для этих стран является выяснение того, что заменит уголь. Стоимость ветровой и солнечной энергии значительно снизилась, но прерывистый характер этих ресурсов — тот факт, что они доступны только тогда, когда дует ветер и светит солнце, — создает проблему, особенно для небольших и быстрорастущих сетей.

Насколько вероятно, что в Соединенных Штатах будут построены новые угольные электростанции?

На мой взгляд, очень маловероятно. Природный газ будет слишком дешевым слишком долго. Возобновляемые источники энергии вытеснят уголь из энергетического баланса США на слишком много часов в году. И климатическая политика слишком неопределенна.

Удались ли попытки администрации Трампа защитить угольную промышленность?

Дональд Трамп всегда использовал уголь в качестве политического клина.Во время кампании 2016 года он обвинил Демократическую партию в предполагаемой «войне с углем» во многих проблемах в Аппалачах. На самом деле, конкурентоспособность природного газа для производства электроэнергии в сочетании с повышением производительности при добыче угля приводит к снижению рабочих мест в угледобывающей промышленности. Ничто из того, что Дональд Трамп может сказать или сделать, не изменит эту основную динамику.

На самом деле войны с углем никогда не было, но это был очень мощный политический сигнал: «Демократы просто заботятся об изменении климата». Им плевать на ваши средства к существованию.Это своего рода политическое послание, которое находит отклик во многих угледобывающих странах. Это сработало в Германии, Польше, Индии — везде, где электорально значимые сообщества зависят от рабочих мест в горнодобывающей промышленности.

Эксперты по климату говорят, что нам нужно отказаться от использования угля, чтобы к середине века добиться нулевых выбросов парниковых газов. Это реалистично?

Расчетный срок службы угольной электростанции составляет 40 лет. В Индонезии, на Филиппинах и в других азиатских странах построено много совсем новых угольных электростанций.Трудно представить, что люди перестанут их использовать. Вот почему мой первый вопрос: как остановить строительство новых угольных электростанций по всему миру?

Мысль о том, что возобновляемые источники энергии уже могут решить все наши энергетические проблемы, является принятием желаемого за действительное. Ни одна крупная электрическая сеть еще не достигла в среднем даже 50-процентной выработки электроэнергии из возобновляемых источников. Мы не должны просить бедные страны, которые отчаянно нуждаются в энергии, стать лидерами, особенно когда мы, богатые страны, продолжаем сжигать так много угля!

Могут ли богатые страны предложить реальные альтернативы бедным странам?

Богатые страны плохо справились с предложением жизнеспособных альтернатив развивающимся странам.

Я хотел бы получить дополнительную помощь по ряду направлений. Мы можем предложить экспертные знания о том, как интегрировать более высокие доли возобновляемой энергии. Мы можем поддержать развитие атомной энергетики. Мы можем поддержать развитие газовой инфраструктуры. Мы можем предложить финансовые стимулы для строительства электростанций, которые чище, чем уголь. Возможно, мы даже сможем создать резерв для некоторых ограниченных угольных мощностей в развивающихся странах, быстрее выводя из эксплуатации наши собственные угольные парки.

Как вы думаете, будем ли мы использовать уголь через 50 лет?

Надеюсь, что нет.В долгосрочной перспективе использование угля несовместимо с пригодным для жизни климатом. Задача состоит в том, чтобы как можно быстрее разработать экономически конкурентоспособные альтернативы, потому что сдерживание роста поставок энергии в развивающихся странах неэтично и нереалистично. Нам нужно тратить гораздо больше на технологические исследования и разработки. Нам нужно проявить гораздо больше политической воли, чтобы проводить агрессивную климатическую политику, в том числе взимать плату за выбросы углерода.

Кроме того, нам необходимо увязать создание рабочих мест с отказом от угля.Это моральный и политический императив. Если дело сводится к моей неуверенности в том, что у меня есть работа и обеспечение моей семьи, а не к моим долгосрочным заботам о климате, забота о работе всегда будет побеждать.

Экологическое движение начинает лучше включать соображения средств к существованию в свою политическую деятельность в развитых странах. Он может дополнительно интегрировать этот подход в работу по углю в развивающихся странах.

Программа по энергетике и устойчивому развитию является частью Института международных исследований Фримена Спогли в Стэнфорде.

Контакты для СМИ:

Марк Тербер, Программа по энергетике и устойчивому развитию, Стэнфорд: [email protected] edu, (650) 724-9709

Марк Голден, Precourt Institute for Energy, Stanford: [email protected], (650) 724-1629

реальная стоимость сжигания урожая

Лучший способ

Подсечно-огневое земледелие наносит тяжелый урон природным богатствам Мадагаскара. Фото: Global Environment Facility

По иронии судьбы, сельскохозяйственные сжигания не только не стимулируют рост, но фактически снижают удержание воды и плодородие почвы на 25–30 процентов, и поэтому фермеры вынуждены вкладывать средства в дорогостоящие удобрения и ирригационные системы, чтобы компенсировать это.Черный углерод также может изменить характер осадков, особенно азиатских муссонов, нарушая погодные явления, необходимые для поддержки сельского хозяйства.

«Выгоревшие земли на самом деле имеют более низкое плодородие и более высокую скорость эрозии, что требует от фермеров чрезмерной компенсации с помощью удобрений», — говорит Пэм Пирсон, директор Международной инициативы по климату криосферы, которая работала с фермерами по всему миру, чтобы внедрить возделывание земли без огня.

«Альтернативы без сжигания, такие как заделка стерни обратно в поле или даже посев прямо через стерню, почти всегда экономят деньги фермера.

Пирсон отмечает, что для изменения устоявшейся привычки сжигать сельскохозяйственные отходы потребуется обучение, повышение осведомленности и наращивание потенциала фермеров. Это грандиозное предприятие, но его последствия будут значительными и далеко идущими. Сокращение загрязнения воздуха фермами в Северной Индии, например, могло бы предотвратить усиление наводнений и засух, вызванных тем, что черный углерод ускоряет таяние гималайских льдов и ледников, что изменит жизнь миллиардов людей, которые зависят от рек, питаемых этими горами.

Глобальные усилия

Коалиция «Климат и чистый воздух» работает в странах и с региональными сетями для продвижения альтернатив выжиганию на полях. Например, в Индии он предоставляет фермерам информацию и помощь в получении доступа к альтернативам сельскохозяйственным пожарам, используя спутники для наблюдения за пожарами и отслеживания их воздействия, поддерживая политические меры, субсидируя фермеров и, в конечном итоге, превращая сельскохозяйственные отходы в ресурс.

В Пенджабе коалиция и Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) ищут способы превратить пожнивные остатки, которые в противном случае были бы сожжены, в возобновляемый источник топлива.Создание экономики замкнутого цикла для таких отходов обеспечивает фермерам больший доход и снижает загрязнение воздуха.

Имеет ли смысл сжигать мусор для производства электроэнергии?

С тротуара почти не видно, что за стенами завода по производству энергии из отходов в Александрии, штат Вирджиния, мусоросжигательный завод сжигает мусор при температуре более 1700 градусов по Фаренгейту и обеспечивает электричеством тысячи домов.

«Все, что житель выбрасывает на улицу в мусорное ведро, попадает сюда», — сказал Брайан Доннелли, управляющий учреждением.В его местонахождении это составляет около 350 000 тонн бытовых отходов в год.

Завод, построенный в 1988 году, перерабатывает мусор со всей Александрии и Арлингтона, штат Вирджиния, а также из некоторых частей округа Колумбия и Мэриленда. Тепло от высокотемпературного сжигания отходов, которое представители компании называют «чистым сжиганием», приводит в действие генератор, возвращающий в сеть 23 мегаватта электроэнергии — этого достаточно для питания 20 000 домов.

Объект принадлежит и управляется Covanta Energy Corp., один из лидеров по переработке твердых отходов в энергию, с 41 заводом в Северной Америке. По словам директора по устойчивому развитию Пола Гилмана, в среднем компания производит от 550 до 750 киловатт-часов электроэнергии на тонну отходов. В то время как энергия исходит от сжигания мусора, есть большая разница между традиционным мусоросжигательным заводом и тем, что делает Кованта, сказал он: «мы электростанция».

«У нас такая же иерархия отходов, как и в ЕС: сокращение, повторное использование, переработка, рекуперация энергии и утилизация», — сказал Гилман.«[Это] тот шаг, который мы называем« четвертым R ». После того, как вы уменьшите, повторно используете и переработаете это, вы сделаете шаг к восстановлению энергии, прежде чем положить ее в землю».

Чтобы убедиться, что энергия вырабатывается чисто, по словам Кованта, существует ряд высокотехнологичных средств контроля загрязнения. Это включает рукавный фильтр для улавливания твердых частиц (таких как ртуть), впрыскивание углерода для поглощения тяжелых металлов, диоксинов и фуранов, а также добавление извести для нейтрализации кислых газов. Компьютерные системы внимательно следят за уровнем загрязняющих веществ, чтобы убедиться, что они остаются как можно ниже.

Но некоторые сообщества и защитники окружающей среды задаются вопросом, достаточно ли этих мер, в то время как предприятия по переработке отходов в энергию отвергаются в тех местах, где все же экономически выгоднее отправлять отходы на свалки. Есть также опасения по поводу вредных выбросов парниковых газов, устойчивости заводов по рекуперации энергии и того, препятствуют ли они усилиям по переработке.

Многие из этих опасений были выражены в комментариях общественности на прошлой неделе в ответ на петицию Covanta о включении энергии из отходов в основной уровень стандарта портфеля возобновляемых источников энергии (RPS) штата Нью-Йорк. Противники говорят, что маркировка отходов как возобновляемого источника энергии отнимет доллары у таких проектов, как ветер и солнечная энергия. Некоторые утверждают, что действие также отвлекает от более крупной проблемы — что для начала нужно больше перерабатывать и меньше отходов.

Как превратить мусор в энергию и компенсировать выбросы
В настоящее время в США насчитывается 86 предприятий по переработке отходов в энергию. По данным Совета по рекуперации энергии, они обеспечивают 2700 МВт чистой электроэнергии 24 часа в сутки, 365 дней в году — этого достаточно для питания около 2 миллионов домов.

В Европе насчитывается более 400 таких объектов. Еще 300 объектов, многие из которых находятся в Китае и Японии, расположены по всему миру, всего в 40 странах.

Система работает следующим образом: самосвал сбрасывает муниципальные отходы в яму размером со склад. Затем гигантский коготь (похожий на тот, который собирает добычу в аркадной игре) хватает почти полный грузовик мусора и сбрасывает его в мусоросжигательную печь.

Технология, разработанная в Европе, смешивает отходы при температуре до 2000 градусов по Фаренгейту.Затем тепло производит пар, который запускает турбину и производит электричество.

Металлы разделены. Covanta утверждает, что перерабатывает 400 000 тонн металла в год. Остатки пепла, который теперь представляет собой продукт, похожий на цемент, вывозят на мусорные свалки.

Сегодняшние мусоросжигательные заводы загрязняют окружающую среду меньше из-за строгих правил максимально доступной технологии управления (MACT) Агентства по охране окружающей среды США, сказал Николас Темелис, профессор инженерии Колумбийского университета и исследователь по переработке отходов в энергию. Стандарты MACT вынудили компании внедрить технологию очистки.По словам Covanta, ее технология работает на 60–80 % лучше, чем требуется по стандарту MACT.

В служебной записке 2007 года EPA сравнило показатели выбросов основных загрязняющих веществ в отрасли в период с 1990 по 2005 год. 96 процентов, соответственно, за период времени.

Но Гилман из Covanta сказал, что реальная экономия заключается в сокращении выбросов метана на свалках.Он утверждает, что на каждую тонну отходов, проходящих через предприятие, удается избежать тонны выбросов парниковых газов. Две трети сжигаемого материала составляет биомасса. Оставшаяся треть – это, по сути, ископаемое топливо.

Экономия углерода происходит за счет компенсации выбросов метана, которые были бы высвобождены, если бы тонна отходов отправилась на свалку. Метан на 21% более мощный глобальный обогреватель, чем углекислый газ.

Темелис сказал, что сокращение выбросов, вероятно, немного ниже, чем предлагает компания.

Основываясь на этих сокращениях, исследование, опубликованное в журнале Waste Management & Research , определило, что твердые бытовые отходы представляют собой «стабилизирующий клин», который может снизить концентрацию парниковых газов в атмосфере. Авторы говорят, что если бы глобальное обращение с отходами осуществлялось так же, как во многих частях Европы — больше переработки, использование процесса преобразования отходов в энергию и ограниченное использование свалок — это сократило бы выбросы парниковых газов на 1 миллиард тонн в год.

Однако один из исследователей, упомянутых в документе, был сотрудником компании Covanta, и не все анализы проектов по переработке отходов в энергию рисовали такую ​​положительную картину.

Под вопросом улучшения выбросов
Covanta подала заявку на статус основного уровня в RPS Нью-Йорка, программе по увеличению мощностей штата по возобновляемым источникам энергии до 30 процентов к 2015 году. Теория заключается в том, что энергия из отходов обеспечивает надежную базовую энергию и значительное сокращение выбросов парниковых газов.

Нью-Йорк уже классифицирует «отходы» как возобновляемые ресурсы, но включение в портфель возобновляемых ресурсов штата позволит Covanta получить право на финансирование налогоплательщиков.В прошлую пятницу период комментариев по петиции Кованты завершился.

Лаура Хейт, старший специалист по охране окружающей среды Нью-Йоркской исследовательской группы по общественным интересам (NYPIRG), говорит, что если петиция будет принята, отходы лишат стимулов для более устойчивых технологий, таких как ветер и солнечная энергия. Она также говорит, что представление проблемы так, как будто сжигание компенсирует выбросы на свалках, является неправильным подходом.

«Представляя всю эту дискуссию как сжигание отходов против свалок, они отодвигают иглу на 20 лет назад, — сказал Хейт.«Двадцать лет назад люди говорили, что нам нужно больше перерабатывать, теперь мы говорим о большем закапывании или сжигании. Нет, нам нужно больше перерабатывать».

Хейт отмечает, что больше энергии экономится за счет повторного использования материалов, а не их уничтожения. Кроме того, биомассу можно не сжигать, а компостировать и использовать для восстановления энергии, сказала она.

Не занимая прямой позиции по петиции, Департамент охраны окружающей среды штата Нью-Йорк (DEC) также высказал некоторые опасения.DEC написала в своих комментариях, что Covanta было отказано в доступе к RPS в 2004 году, потому что в 2000 году выбросы ртути от предприятий по переработке отходов в энергию в Нью-Йорке были в среднем в шесть раз выше, чем от угля.